Жена моего мужа / Моя ошибка

Жена моего мужа. Может быть, отдохнув немного от своей напряженной и нервной работы, Игорь вновь сделается прежним — мягким и нежным, улыбчивым и веселым, а то в последнее время что-то у нас с ним совсем разладились отношения.

— Слушай, как ты это терпишь? — спросила недоуменно подруга Саша, когда Игорь в очередной раз, грубо, оборвав мою попытку оживить затухающую беседу, встал и вышел из комнаты, хлопнув дверью.

Содержание:

Жена моего мужа

Трудный период

— Ну — вот так… сама не знаю как, — улыбнулась я дрожащими губами. — У него сейчас на работе трудный период. Приходится допоздна задерживаться, и даже по выходным он часто уезжает в офис. Нервничает…

— Ну-ну, — хмыкнула Саша. — Так обычно и начинается. Сначала — допоздна на работе, потом — воскресенья в офисе, а потом вдруг выясняется, что у него вторая семья.

— Дура ты, Сашка! — вспылила я. — Ты же знаешь Игоря. Он на такое не способен!

Я почувствовала, как на глазах вскипают слезы. Саша обняла меня и залепетала утешительные слова, но я еще долго не могла успокоиться. Перед глазами то и дело вставало постоянно теперь хмурое и недовольное лицо Игоря, в ушах звучали его раздраженные слова, и я думала: а ведь уже столько времени муж не улыбался мне, не шутил, не предлагал куда-нибудь сходить! Да что там — он с некоторых пор перебрался спать в детскую. Наша Люда не так давно поступила в институт и уехала в другой город, вот Игорь и воспользовался ее комнатой, объясняя это тем, что сильно устает и нуждается в полноценном отдыхе. И вот теперь нам предстоял двухнедельный отдых на море! Как в молодости, когда были студентами… Только тогда мы добирались на побережье автостопом, почти без денег, а теперь у каждой семьи — по машине, и путешествие предстояло комфортное, приятное и запоминающееся. Так хотелось верить, что долгожданный отдых поможет вернуть мне того Игоря, каким был мой муж еще недавно, что я снова услышу от него ласковые слова, увижу улыбку, почувствую нежные и крепкие объятия…

Он меня любит?

Он просто устал, твердила я себе, очень устал, ему надо отдохнуть, и все будет по-прежнему. Ведь он меня любит — как иначе? Ведь не может человек разлюбить вот так вот просто, без причин, на ровном месте… Ничего, он отдохнет, и все будет хорошо. Наконец, наступил назначенный день. У нас во дворе собрались наши друзья — в одной машине ехали Леня с Валей и их сыновья-подростки, Димка и Севка, во второй — Антон с Дашей и Генка со своей второй женой, молоденькой Юлей, а в третьей — мы с Игорем. Это были наши институтские друзья, за исключением Юли, и я настроилась на приятное времяпрепровождение.

Хорошо, что едем вдвоем с мужем, мелькнула у меня мысль, когда все рассаживались «по коням». Побудем наедине, поговорим, может быть, он оттает, перестанет хмуриться, вспомнит о том, что я — его жена. Дружной кавалькадой мы двинулись к выезду из города, по направлению к югу. Ехать предстояло почти сутки. Но совсем скоро мое радужное настроение испортилось. Мало того, что Игорь ехал с плотно сомкнутыми губами и нахмуренными бровями, сосредоточенно глядя прямо перед собой, почти не разговаривал со мной, ограничиваясь невнятным бурканьем в ответ на мои попытки вовлечь его в разговор. Вдобавок ко всему во время короткой остановки выяснилось, что в нашей машине поедет еще одна женщина — какая-то Света, которую знали, как оказалось, все члены компании, кроме меня.

— Что за Света? — недовольно спросила я.

— А, ты не знаешь… — быстро и, как мне показалось, немного смущенно проговорил Леня. — Знакомая наша, Светка, с ребенком.

— Она что — без мужа? — ревниво поинтересовалась я.

— Муж подъедет позже, уже на побережье, — быстро ответил Игорь и скомандовал: — По коням!

Жена моего мужа

Блондинка Света

И совсем скоро в нашей машине очутилась Света — совсем молодая, лет двадцати пяти, блондинка с идеальной фигурой, пышными волосами и с годовалым мальчиком на руках.

— Привет! — весело прощебетала она, плюхаясь на заднее сиденье и хлопая дверцей. — Ну что — едем? Ой, так хочется к морю! Меня Света зовут, а ты — Ира, да?

Я посмотрела на нее через плечо и сухо кивнула. Мне вовсе не улыбалось делить общество мужа с этой юной нахалкой и ее крикливым ребенком. И почему, интересно знать, ее не везет к морю собственный муж? Какая необходимость «подселять» ее к нам? Уж лучше бы Генку с Юлей взяли, по крайней мере, Генку мы сто лет знаем, и его Юля уже прижилась в нашей компании. А эта Света, чем дальше, тем все больше раздражала меня. Она щебетала, не закрывая рта, ее ребенок лазил по новому сиденью ногами, обутыми в пыльные сандалии, и стучал по стеклу игрушечной машинкой. Я ждала, что вот-вот Игорь вспылит и поставит пассажирку на место — он не терпел, даже когда кто-то просто лишний раз дотрагивался до обожаемой машины. Но он вел себя на удивление терпимо — болтал со Светой, умиленно смеялся в ответ на выходки малыша, и вот тут-то я и смогла увидеть того Игоря, каким не видела его уже, наверное, около двух лет: веселого, улыбчивого, доброго. В какой-то момент, когда он перешучивался со Светой и громко расхохотался, у меня на глазах выступили слезы обиды. Почему она — совсем чужая женщина — получает от него то, чего лишена долгое время я, законная жена? Любимая жена… А любимая ли?

Я сидела, отвернувшись к окошку, глядя невидящими глазами на пролетающие мимо машины пейзажи и, не вслушиваясь в болтовню Светы, старалась вспомнить: когда в последний раз муж показывал мне свою любовь и привязанность? Когда улыбался, целовал или обнимал? И со страхом поняла: давно. Очень давно! Зато неведомая Света, едва появившись в нашей машине, мгновенно получила все то, о чем мне приходилось в последнее время только мечтать.

Во время очередной остановки я отвела мужа в сторону, и устало произнесла:

— Игорь, мне надо с тобой поговорить.

— Ир, не начинай, а? — он раздраженно засопел и отвернулся.

— Что — не начинай? Я просто хочу кое-что у тебя уточнить. Почему ты не хочешь меня выслушать?

— Потому что сейчас не время, еще пять минут — и мы едем дальше, — торопливо проговорил муж и сделал движение, будто собирался уходить — обратно, к машинам, возле которых стояла вся наша компания и над чем-то весело смеялась.

Ошибка

— Нет! — вскрикнула я и вцепилась в его рукав, тут же поняв, что совершаю ошибку. Игорь терпеть не мог, когда кто-то насильно его останавливал и вообще пытался заставить что-то сделать.

Он зло взглянул на меня, вырвал рукав и, не говоря больше ни слова, пошел к ребятам. Через минуту он уже смеялся вместе со всеми, а я стояла одна под деревом и молча, глотала слезы, стараясь успокоиться. Несколько раз в мою сторону взглянула Валя, что-то сказала Даше, и девчонки направились было ко мне, но их остановили мужчины. А уже через несколько минут мы ехали дальше. Точно так же шутили и смеялись мой муж и Света, точно так же шумел и стучал машинкой Светин ребенок, точно так же на меня никто не обращал никакого внимания, будто меня и не было в машине. Даже мелькнула мысль — а не пересесть ли мне на следующей остановке к кому-нибудь из ребят? Авось поместимся… Но я отогнала от себя это намерение: к чему эта демонстрация, лучше я потом еще раз попробую поговорить с мужем.

Жена моего мужа

Последняя капля

Поздним вечером мы прибыли в маленький курортный поселок. И тут выяснилось, что Игорь забронировал для меня и для себя два отдельных номера в маленьком частном отельчике.

Это стало последней каплей — я разрыдалась и побежала прочь от веселой компании, прямо по темной проселочной дороге, туда, где в темноте шумно вздыхало невидимое море. С разбегу влетела в прохладную воду, упала прямо в прибой, как была, в шортах и футболке, и долго плакала, размазывая по лицу слезы вперемешку с соленой морской водой…

Не знаю, сколько времени прошло. Я очнулась от того, что замерзла. Кое-как поднялась на ноги и медленно побрела по берегу. Невдалеке темнела неясная фигура, она поднялась мне навстречу, и я узнала Валину походку Валя медленно подошла ко мне и обняла.

— Ирочка, милая, прости, — заговорила она, наклоняясь ко мне и заглядывая в глаза. — Я должна была сказать тебе раньше… Но твой Игорь со всех нас взял обещание, что мы будем молчать. Я слушала, что она говорит, и до меня медленно начинало доходить.

— То есть никакого мужа у этой Светы нет? — глухо спросила я.

— Нет… — она опустила глаза, но тут, же взглянула на меня и горячо заговорила: — Ты не расстраивайся так, Ириша. Все у тебя будет хорошо. А Игорь твой…

Честно говоря, всегда подозревала, что он нечестный и неискренний. Вспомни: мы с ним и в институте все время ссорились, терпеть не могу таких! Потом уже, когда ты за него замуж вышла, пришлось и с ним тоже общаться. Но этот его поступок… Не думала, что он до такой степени обнаглеет. Постепенно Валин сбивчивый голос проник в мое сознание, и я наконец-то все поняла. Оказалось, вот уже два с половиной года у моего мужа — любовница. Эта самая Света… И ребенок у нее — от Игоря. И у них хватило наглости вместе поехать на море, в одной машине со мной — женой!

— Валечка…— я снова захлебнулась рыданиями, — но как, же он мог? Лучше бы сразу сказал все, как есть, я бы осталась дома, ушла к маме, за что мне такие унижения?

— Он сначала не собирался ее брать, — хмуро проговорила Валя. — Планировал с тобой и всеми нами отдохнуть, а потом устроить себе еще один отпуск — с любовницей… — последнее слово она буквально выплюнула, такое омерзение прозвучало в ее голосе. — И я, поверь, себя так ругаю за то, что пообещала ему молчать… Случайно обо всем узнала, когда мужики разговаривали, и они уговорили меня ничего тебе не говорить — мол, зачем лишний раз нервировать, все равно эта Света у Игоря — временно…

Чужая

Я слушала, прикрыв глаза. Значит, мне все это не казалось. Значит, и в самом деле последние два с половиной года я стала чужой для своего мужа. Постылой, надоевшей… Нет, я не привыкла навязываться. Посидев еще с полчаса на камне у моря, глубоко подышав морским воздухом и немного приведя в порядок свои мысли, я повернулась к Вале и попросила:

— Валечка, пожалуйста, помоги мне, а? Поговори с Леней — пусть он отвезет меня… ну, не знаю… в соседний поселок, что ли. Там, где-нибудь до утра перекантуюсь, сниму какую-то каморку. А утром уеду домой.

— Ты прямо сейчас хочешь ехать? — с некоторым сомнением в голосе протянула Валя.

— А что ты предлагаешь — спокойно смотреть, как эта… Света… здесь резвится? — с горечью спросила я.

Валя только вздохнула. Леня, ничего не спросив и не сказав, хмуро сел за руль и отвез меня в соседний поселок. Там он отыскал мне комнату почти на самом берегу и взял с меня слово, что я отдохну, по крайней мере, неделю.

— Деньги все у Игоря, — шмыгнула я носом.

Леня, молча, достал из кармана стопку купюр и протянул мне. Я хотела отказаться, но он с силой зажал мои пальцы на деньгах:

— Это я у Игоря взял. Для тебя. За него не волнуйся — не пропадет… И прости нас всех. Сам не знаю, как мы такое смогли допустить.

Леня резко замолчал и сел в машину, дал по газам, и через минуту я осталась одна — с зажатыми в кулаке деньгами, в чужой незнакомой комнате, одна… брошенная… Осознав этот факт, почувствовала, что слезы снова полились из глаз.

Облегчение

На следующее утро я проснулась, полная решимости немедленно уехать отсюда — теперь, казалось, море всю жизнь будет вызывать у меня неприятные ассоциации. Пусть остается со своей Светой, со своим сыном, со своей совестью, если она у него есть. Но потом передумала. Решила: уж кто-кто, а я точно заслужила неделю отдыха. И побежала к морю. …Развод прошел быстро и без проблем. И я сразу почувствовала облегчение — не надо было терпеть презрительное отношение Игоря, чувствовать себя нелюбимой и нежеланной, унижаться. Даже не знаю, как теперь будет идти жизнь, но радует одно: дочка уже взрослая, живет отдельно, скоро сама замуж выйдет. Все-таки я рада, что эта история вышла на поверхность. Вот только жаль, что друзей у меня почти не осталось.