Замуж за миллионера — на пути к мечте

Замуж за миллионераЗамуж за миллионера! Мой отец сильно пил, скандалил, жили мы бедно и безрадостно. Мама кое-как выкраивала на скудную еду и дешевую одежонку, а об игрушках и мечтать не приходилось. В такой обстановке я росла замкнутым и застенчивым ребенком, особенно это обострилось, когда пошла в школу.

Содержание:

Мне всегда казалось, что я хуже всех, хотя и пыталась тянуться за другими ребятами. Но получалось плохо — строить отношения с окружающими мешали внутренние комплексы. И я начала придумывать себе другую жизнь. Вот вырасту, окончу институт, найду хорошую работу и обязательно встречу того самого, единственного… В общем, дала себе слово, что для своего прекрасного будущего постараюсь сделать все возможное.

Забегая вперед, скажу, что мама вскоре развелась с мужем алкоголиком и успела ухватить своего женского счастья: об отчиме я вспоминаю с теплом и благодарностью, он заботился обо мне и очень любил маму. Но их семейная жизнь была недолгой: в трудные времена ему пришлось уехать на заработки, и, как это часто тогда бывало, с зарплатой его кинули. А когда он стал требовать положенное, то поплатился жизнью, как говорится, концов не нашли.

Замуж за миллионера

На пути к мечте

Ну а я действовала по своему плану. После окончания школы поехала в областной центр и поступила в педагогический институт. Прилежно училась, пыталась влиться в студенческую среду, но меня по-прежнему никто не замечал. Я уж и косы свои отрезала, и одеваться старалась по-городскому, насколько позволяли возможности, да, видно, сильны были мои детские страхи и тревоги, поэтому и здесь ощущала себя изгоем. Парни тоже не обращали на меня внимания, в общем, мне было очень одиноко.

Отдушиной стали визиты к дальней родственнице, тете Алле, преподавательнице английского языка. Мы пили с ней чай и разговаривали о жизни.

— Смотрю я на тебя, Юля, и удивляюсь, — однажды сказала она, — ведь третий год тут учишься, а ни друзей, ни молодого человека не завела.

— Да не хочет никто со мной общаться, — грустно ответила я, — и парни на меня не смотрят.

— Но ведь ты вполне симпатичная, фигура у тебя хорошая… Немного бы лоска добавить, уверенности в себе да улыбаться чаще, глядишь, и понравилась бы кому-то. Кстати, есть у меня одна мысль.

Тетя Алла развернула передо мной питерскую газету, в которой было помещено объявление некой фирмы «Оазис» — она давала возможность тем, кто хорошо знает английский, найти друзей по переписке за рубежом.

— Давай туда напишем? — предложила тетка. — Вдруг ты своего Принца заморского встретишь? А я помогу: вначале сама за тебя писать буду, а потом, когда подтяну тебе язык, и сама справишься. В общем, мы отправили в этот «Оазис» письмо, и вскоре оттуда пришел ответ: мне предлагали заполнить анкету, выслать фотографию и определенную сумму за услуги, вдвое превышающую мою стипендию. Но необходимые деньги удалось скопить, я с нетерпением стала ждать результатов. Спустя какое-то время пришло письмо от итальянца, потом от норвежца и немца. А тетя Алла исправно поддерживал переписку, одновременно натаскивая меня в языке.

Все мужчины были старше меня лет на десять и производили хорошее впечатление. Я отсылала им свои фотографии и старалась узнать о каждом кандидате как можно больше.

Но вскоре получила удар по самолюбию: итальянец, который мне понравился больше других, однажды вернул все мои снимки, сопроводив это такими словами: «Дорогая Джулия! Вынужден попросить у тебя прощения и признаться, что переписывался еще с одной девушкой из России. Недавно она ко мне приехала, и мы поняли, что нашли друг друга…» Мне стало так горько и обидно, что тут же решила прекратить всю переписку с иностранцами — видимо, и тут мне не повезет.

Замуж за миллионера

Не упусти свой шанс!

А через месяц мне пришло еще одно письмо — от американца, сразу с фотографией. На фоне длинного автомобиля стоял смуглый человек с раскосыми глазами, типа нашего казаха. Это уже потом я узнала, что его мама была китаянкой. А тогда равнодушно глянула на снимок и сказала тете Алле, что отвечать не буду. — Да ты что! — всполошилась она. — Посмотри, какая у него дорогая машина! И человек вполне приличный, пишет, что он вице-президент компании, они строят ангары для военных самолетов. Надо сказать, в то время я не разбиралась ни в машинах, ни в каких-то других признаках настоящего богатства, просто хотелось создать хорошую семью.

— Ну а мне он не понравился, — упрямо сказала я, — и потом: Америка — это так далеко!

— Дурочка ты, Юлька, — принялась уговаривать тетя, — у тебя появился шанс устроить себе безбедную жизнь и уехать в страну, где не будет никаких забот и хлопот, где можно не думать о куске хлеба и не надрываться на тяжелой работе. И обеспечить будущее своим детям.

— Ну, ладно, можно попробовать, — нехотя согласилась я.

В следующем своем письме Уэйн написал, что в восторге от моей внешности и выбранной профессии. А потом прислал большую коробку конфет ручной работы и попросил разрешения позвонить по телефону. Разумеется, в основном разговаривала с ним тетка — моих знаний в английском было еще недостаточно. Правда, когда я попросила говорить его помедленнее, кое-что стала понимать. В общем, не прошло и двух месяцев, как новый друг по переписке напросился к нам в гости. Я встретила его в московском аэропорту и вначале была сильно разочарована: он показался мне совсем старым, хотя разница между нами составляла всего двенадцать лет.

Мы поехали в гостиницу, и Уэйн первым делом достал подарки: удивительной красоты платье, серьги и браслет. Это позже я узнала, что украшения были очень дорогими — с гранатами и сапфирами, а тогда просто обрадовалась, что они гармонировали с новым платьем. А потом американский гость с лукавой улыбкой достал из чемодана большую мягкую игрушку — медведя в жилетке и шапочке. Вот тут моему восторгу не было предела, какой же оказался внимательный этот мужчина! Я однажды ему написала, что до сих пор обожаю игрушки, ведь в моем детстве их совсем не было.

А Уэйн потом рассказывал моей маме, что эта моя реакция его тогда просто умилила: «Ваша дочка не так обрадовалась дорогим украшениям, как этому медведю… Поразительно, но она у вас совсем еще ребенок!»

Замуж за миллионера

Ты будешь моей женой?

Вечером мы с Уэйном отправились на ужин в ресторан при отеле, а на следующий день я привезла его к тете Алле. Она напоила нас чаем с пирогами и легко нашла общий язык с моим другом по переписке. Они болтали о чем- то, громко смеялись, а я мало что понимала, но видела, что оба довольны обществом друг друга. Ну а на следующий день мы собрались в гости к моей маме. Дело было перед Новым годом, на улице стоял сильный мороз. Вышли прогуляться, и Уэйн обеспокоенно спросил, почему я так легко одета. А что мне было ему ответить? Я надела на встречу с ним лучшее, что было — кожаную куртку, на которую удалось скопить с помощью подработок и путем жесткой экономии.

И он тут же повел меня в универмаг, где купил, ни много ни мало… норковую шубку.

— Ой, не надо, это ведь, наверное, очень дорого! — протестовала я.

— Но не могу, же я позволить, чтобы моя невеста замерзла и простудилась, — улыбнулся он. В общем, когда мама увидела меня в обновке, она потеряла дар речи. А Уэйн уже на второй день заявил ей, что намерения у него самые серьезные и он хочет увезти меня в Америку.

— Пожалуйста, не спешите, — возразила мама, — ей нужно окончить институт.

— Но Джулии не придется работать, я достаточно богат, — принялся уговаривать Уэйн.

— А я считаю, что вам все же надо проверить свои чувства. Вот получит Юля диплом, тогда уж пусть и решает, ехать ли ей к вам. На том наговорились. Прощаясь с Уэйном в аэропорту, я даже расплакалась, настолько уже привыкла к его вниманию и заботе. А он вытирал мне слезы и шутил, что сейчас посадит меня в свой чемодан и увезет с собой. «Потерпи немного, Джулия, — сказал он, — очень скоро ты будешь моей женой!» Время пролетело быстро, я успешно окончила учебу и собралась в Америку Мы с Уэйном постоянно писали друг другу и созванивались, и я все больше укреплялась в мысли, что этот славный и добрый человек станет мне прекрасным мужем. Конечно, меня мучили сомнения, которыми я и поделилась с тетей Аллой:

— Все бы хорошо, но я ведь его так и не полюбила!

— Глупая ты, Юлька! Поверь мне: как только родишь, тут же придет любовь и к ребенку, и к его отцу!

Замуж за миллионера

Первые странности

Перелет показался мне долгим и утомительным, на душе было тревожно. Но когда я увидела Уэйна, сразу успокоилась, настолько искренне он радовался нашей встрече. Тут же усадил меня в красную машину с открытым верхом, и мы направились к нему домой.

— А почему ты без цветов? — спросила я. — У нас принято встречать приезжающих с букетом.

— Цветы — это пустая трата денег, Джулия, — сказал он, — ведь они скоро завянут. Нужно тратить деньги лишь на то, что пригодится надолго. А вот дома тебя ожидает приятный сюрприз. «Странно, — подумала я, — такой богатый, а на цветы ему потратиться жалко… Ну и что, если они быстро завянут, разве в этом дело?» Но решила не расстраиваться по пустякам.

Я, кстати, везла Уэйну подарок: золотое обручальное кольцо, довольно широкое. Обмотала свой палец толстым слоем ниток, поверх надела его. И сейчас представляла, как обрадуется мой жених. Не все же ему меня задаривать, я тоже могу купить для него дорогую вещь! На это кольцо ушли и все мои деньги, и подаренное мамой и теткой нам на свадьбу. Знала бы я, наивная, какая это была для него безделица!

Большой трехэтажный дом, в котором он проживал, поражал роскошью, но осмотреть его мы решили потом, вначале мне нужно было отдохнуть с дороги. Уэйн сказал, что собственноручно приготовил для меня обед и подал незнакомое блюдо. Вроде бы тушеные овощи, но какие-то странные. Опознала лишь большие стручки гороха и миниатюрную кукурузу.

— А вот у нас кукурузой поросят кормят, — неловко пошутила я.

Ну откуда мне было тогда знать о тонкостях изысканной кухни!

— Это вкусно, тебе понравится, — сказал Уэйн, а сам вышел в соседнюю комнату и вернулся с нарядным пакетом, — а вот и обещанные сюрпризы! Вначале он надел мне на палец обручальное кольцо: большой сверкающий камень в окружении пяти поменьше.

— Это бриллиант «Маркиз»! — с гордостью сказал Уэйн. (Позже узнала, что стоимость подарка была равна цене квартиры у нас в столице).

Тут я вспомнила о кольце для Уйна под нитками и робко протянула ему свой презент.

Он поблагодарил и, к его чести, надел и уже не снимал. И тут же протянул мне коробку с дорогой косметикой.

— Ну а теперь отдыхай, дорогая, планов у нас много: провезу тебя по побережью Калифорнии, а потом поедем знакомиться с моими родителями.

Наше путешествие оказалось незабываемым, мы ужинали на корабле и даже в Голливуде побывали. Уэйн снял президентский номер, Пояснив, что здесь у него большие скидки, и мы могли наблюдать панораму местности с большой высоты. Он накупил мне кучу брэндовой одежды, был заботлив и предупредителен. Первый неприятный инцидент произошел после концерта, куда он меня привел. Мы сидели за столиком возле сцены, и двойник Элвиса Пресли во время своего выступления обратил на меня внимание. Он спросил, откуда я и, узнав, что из России, объявил об этом в микрофон, а потом стянул с себя шарф и накинул мне на плечи.

Глаза Уэйна засверкали, и он прямо в фойе, на глазах у множества людей, устроил безобразную сцену: в клочья порвал подаренный шарф и кричал о том, чтобы я этого больше никогда себе не позволяла!
«Чего этого?» — испуганно лепетала я, не понимая, в чем моя вина.

Правда, он быстро остыл и даже попросил у меня прощения.

Как в тюрьме

Но дальше стали происходить еще более странные для меня вещи. Целыми днями я сидела взаперти, дожидаясь Уэйна с работы. Однажды попыталась вынести мусор, но тут, же сработала сигнализация. Мой разгневанный жених запретил мне выходить, мол, он богатый человек, меня могут украсть и потребовать большой выкуп.

— Но мне, же тоскливо одной, — уверяла я, — принеси хотя бы котенка или собаку…

— Терпеть не могу животных! К тому же мы собираемся завести ребенка.

— А почему нельзя гулять? Как же без свежего воздуха?

— Дверь балкона приоткрыта, этого достаточно! А на уикэнды будем выезжать к родителям.

— Но чем же мне здесь заниматься, кроме готовки?

— Учи язык, ставь кассету с ритмикой…

Притеснений с каждым днем становилось все больше. Уэйн заявил, что очень сильно на меня потратился, поэтому надо экономить. Ужинали мы теперь только дома, а еще он сделал мне однажды выговор за то, что позвонила маме: «Мне пришел большой счет за телефон! Есть тариф, по которому можно звонить лишь в определенное время!»

Однажды мы возвращались от его родителей, и я попросила Уэйна купить виноград.

— Так ведь у нас дома есть бананы, — сказал он, — доедим сначала их.

— Но я хочу виноград! — чуть не расплакалась я. — Неужели тебя жалко?

— Не в этом дело, — веско сказал он, — если мы не съедим бананы, они пропадут, а на них потрачены деньги!

Когда я совсем заскучала, Уэйн все же решил меня развлечь и пригласил в дом гостей.

Я целый день готовила и накрыла прекрасный стол, но все его друзья явно удивились этому. Потом даже прислали нам открытку, где был изображен худющий кот за столом, полным яств.

— У нас так не принято! — возмущался Уэйн. — Ты потратила столько денег, эти продукты теперь пропадут!

Сама я на нервной почве стремительно худела (за три месяца — на 14 килограммов) и все чаще думала о том, что совершила большую ошибку, приехав сюда. К тому же у нас не ладилась интимная жизнь, и Уэйн все чаще упрекал, что я его не люблю. Но я ничего не могла с собой поделать и стала просить его отпустить меня домой! Он тут же вызвал родителей, и те пообещали купить мне билет в Россию, с условием, что уеду лишь в том, в чем прибыла. Дескать, ограбить их сына мне не удастся…

— Да мне ничего от вас не надо, живу здесь, как в тюрьме! — закричала я. — Хочу домой, к маме!

— Ты никуда не поедешь! — бросил Уэйн. — Слишком дорого мне обошлась! А свои русские привычки забудь, и родным звонить больше не позволю, они тебя лишь портят!

Я тут же разревелась, а вслед за мной зарыдал и Уэйн. Так мы и плакали — каждый о своем. Он, судя по всему, о своих несбывшихся надеждах с русской дикаркой.

Чтобы не погибнуть

А потом я, обессиленная, потеряла сознание и упала, ударившись головой. Очнулась уже в больнице, но говорить не могла — пропал голос. Врачи вынесли вердикт: нервное истощение. Потом принесли обед, но есть я не могла, выпила только сок. Все съел Уэйн. А когда он ушел, доктор, молодая женщина, сказала, дескать, она сейчас будет говорить медленно, чтобы я смогла понять.

— Вы хотите уехать домой, но вас не отпускают?

Я кивнула.

— Вам очень тяжело со своим мужчиной?

Опять кивок.

— Если будет совсем трудно, мы с коллегами соберем вам деньги на обратный билет и поможем уехать…

На мои глаза навернулись слезы благодарности, сразу стало легче. Спустя время Уэйн забрал меня домой. Доктора сказали, что речь у меня может восстановиться, если будут положительные эмоции. Мол, я должна хотя бы услышать голос родного человека. Маму расстраивать не хотела, поэтому позвонили тете Алле, и Уэйн объяснил ей, что сама я временно разговаривать не могу. Она слышала, как я всхлипываю в трубку, и быстро начала говорить на русском, что скажет Уэйну о якобы тяжелом состоянии моей мамы. Одну в Россию Уэйн меня не отпустил, поехали вместе. По прибытии выяснилось, что у него пропал дорогой чемодан с ценными вещами — даже зонт был с золотой ручкой.

Мой американец орал, что мы, русские, все воры, дикари, и веры нам быть не может. Кстати, позже выяснилось: его чемодан украли еще в Лос-Анджелесе, польстившись на брэндовую вещь.

К тому времени голос ко мне вернулся, и уже дома я объявила ему, что возвращаться назад не собираюсь.

Он умолял не бросать его, обещал исправиться, но, убедившись, что решение мое бесповоротно, стал угрожать, что сделает все, чтобы меня посадили в тюрьму. А я на прощание бросила ему такую фразу: «Все же заведи себе собаку. Может, человечнее станешь!» И еще долго боялась, но потом постаралась забыть эту историю как страшный сон.

Новая жизнь

Не зря говорят, что самый полезный опыт — негативный. Уэйн еще пытался звонить и писать, уговаривал вернуться, даже сообщил, что стал президентом своей компании. Но я и слышать о нем не хотела.

Оправившись после своих злоключений, я словно бы заново родилась: стала гораздо увереннее в себе, активнее. А жизнь брала свое — года через два познакомилась с хорошим парнем, и мы поженились. У Сергея была своя фирма, я устроилась работать в банк. А потом у нас родилась дочка Яна.

И тут грянул кризис. Я потеряла работу, фирма мужа тоже приказала долго жить. Но мы духом не пали, вот где пригодилось мое пребывание за океаном! Прекрасное знание языка позволило мне найти сезонную работу в Португалии, а у Сергея были завязки в Корее. Ну а дочку в это трудное время взяла на попечение бабушка. Все у нас в итоге получилось: мы даже купили квартиру в Москве, Сергей вновь открыл свое дело, а наша дочь учится в университете. Но прошлое вновь напомнило о себе.

Пару лет назад мне приснился сон. В своем доме, весь, перебинтованный, лежит Уэйн, а строгая экономка выговаривает мне, что это я во всем виновата. Она подводит ко мне прислугу: все девушки — моя копия, и продолжает свои обвинения: «Это ты довела его до такого состояния!» Я проснулась с колотящимся сердцем и тут же рассказала о неприятном сновидении мужу. И тот предложил отыскать следы Уэйна в Сети, информации у нас было достаточно.

Жизнь продолжается!

И что бы вы думали! Оказалось, мой несостоявшийся муж перенес серьезное заболевания, теперь он на инвалидности, сидит дома и пишет книги.

Я тут же отыскала одно из его творений: книжка была переведена на китайский и русский языки. Похоже, он надеялся, что и я когда-нибудь ее прочитаю. Это была сказка о мальчике, который жил в лесу, среди диких зверей. А потом попал в цивилизованный мир, влюбился в богатую девушку, и они поженились. В общем, практически наша с ним история, но, наоборот, к тому, же со счастливым финалом.

А самое удивительное, на обороте книги был помещен портрет Уэйна… с собачкой на руках. Внял, значит, моему совету… Получается, каждый из нас все же оставил значительный след в жизни друг друга. Ведь любимый фильм Уэйна — «Красотка», и он, видимо, мечтал, что найдет себе жену «из низов», Поднимет до своего уровня, и та будет вне себя от счастья. Не вышло… Ну а меня американское приключение избавило от иллюзий, сделало сильнее и мудрее.