Моя безумная идея — хочу стать певицей (Женская история)

Моя безумная идея! Папа тяжело вздохнул: — Дочь, ты же понимаешь, что долго так продолжаться не может? Ты получила диплом полгода назад и с тех пор ни дня не работала. Я, конечно, тебя не попрекаю, но в двадцать лет можно было бы уже самой зарабатывать, а не просить у родителей деньги на косметику и мороженое…

Содержание:

Моя безумная идея

— Ну, сколько можно! — раздраженно закричала я, не в силах больше сдерживаться. — Если бы вы, хоть чуть-чуть ко мне прислушивались, вы бы знали, что я ненавижу работу бухгалтера! Не-на-ви-жу! Зачем вы с мамой заставили меня учиться? Вы же прекрасно знаете, что я всегда мечтала стать певицей!

Моя безумная идея

В квартире воцарилась тишина. Мама, выбежавшая на шум из кухни, бессильно опустилась на диван и прижала ладони к щекам.

— Алина… — прошептала она. — Мы ведь думали, что ты уже оставила эту безумную идею… Ну что это за работа, в конце концов, — певица? Надо иметь нормальную специальность, серьезную.

— Нудную, ты хотела сказать? — подхватила я. — Я не хочу работать бухгалтером! Это вообще не мое, поймите, наконец!

— Поработай хотя бы несколько лет, чтобы в трудовой появилась нормальная запись, а потом, если не передумаешь, можешь петь.

— В свободное время, — уточнил папа.

Я повернулась и хлопнула дверью своей комнаты. Такие сцены повторялись в нашей семье примерно раз в две недели.

Петь я любила с раннего детства, занималась в музыкальной школе и в вокальном кружке дома творчества, потом, в девятом классе, мы с ребятами организовали группу — они играли, а я пела. Репетировали в школьном спортзале после уроков, выступали на школьных вечерах и дискотеках. Но потом уехал гитарист Вадик, барабанщик Андрей перешел в другую школу… Мы пробовали найти новых участников, но не получилось, и наши выступления прекратились.

И все же я хотела петь! Подала документы в музыкальное училище, но родители заставили выучиться в экономическом колледже.

— Бухгалтер нужен всегда и везде, — рассуждала мама. — Самая подходящая специальность для девочки. Институт ты не потянешь, с твоими-то баллами. Достаточно пока колледжа, найдешь работу, будешь себе сидеть в тепле, насчитывать зарплату. Что еще надо?

— А то придумала — певица! — возмущался папа. — Кто тебе мешает петь для себя, для близких? Или можно в свободное время в караоке-бар ходить…

Талант дочери

Я только закатывала глаза: все способы переубедить родителей я давно испробовала. Ничего не помогало — ни слезы, ни уговоры, ни долгие объяснения, почему мне просто необходимо петь. Караоке-бар… Я хмыкнула, вспомнив эти папины слова. Ну как можно так несерьезно относиться к таланту дочери? А ведь у меня талант — мне это, и преподаватель училища сказал, когда я ходила на прослушивание. Жаль, что одним прослушиванием все и ограничилось. Узнав, что я все-таки пыталась поступить туда, мама с папой взвились и начали меня стыдить: мол, надо стремиться к финансовой независимости, быть опорой и поддержкой для родителей, которые меня кормили-поили-воспитывали, а значит, становиться бухгалтером, и точка!

Моя безумная идея

— Ты что, не понимаешь — мы уже должность для тебя нашли! — кричал папа, опасно багровея. — Дядя Коля сказал, что через два с половиной года его главный бухгалтер уходит на пенсию, и он готов принять тебя! Ты хоть представляешь, какие перспективы перед тобой откроются, глупая ты девчонка?! У дяди Коли — серьезное предприятие, прибыль увеличивается каждый месяц, да ты там будешь, как сыр в масле кататься! — В тепле, спокойно, без нервов, — вторила ему мама. — Очень хорошая работа и очень хорошее место.

В итоге мне пришлось-таки поступить в выбранный родителями колледж — я просто не выдержала морального давления. С детства не умею спорить и отстаивать свое мнение, мне проще уступить. И вот теперь я стала дипломированным бухгалтером, но это не принесло мне никакой радости. Наоборот, теперь родители каждое утро начинали настойчиво гнать меня на работу. Дядя Коля, папин знакомый, давно обанкротился и продал свое предприятие. Теперь никакое «теплое местечко» меня не ждало, я должна была искать работу самостоятельно. А что, подумала я, выходя из дома, это даже хорошо. По крайней мере, можно еще немного оттянуть тот момент, когда мне придется работать бухгалтером.

Балансы, отчеты, бр-р-р… Меня передернуло, и я тоскливо зашагала в сторону остановки. Папа лично вручил мне утром список телефонов организаций, которым требовался бухгалтер, — он выписал его из газеты бесплатных объявлений — и строго наказал обзвонить всех. В четырех местах меня сегодня ждали на собеседование. Автобус привез меня на какую-то окраину. Я медленно шла по пустынной улице, оглядываясь по сторонам. Похоже, номер дома, который Мне нужен, находился где-то на другой планете. Чтобы хоть немного отвлечься от тоскливых мыслей, я надела наушники и включила любимую музыку. Сразу на душе стало легче. Как хорошо, что человечество придумало это чудо — музыку! Как бы я жила без нее…

Незнакомка

Оглянувшись еще раз и убедившись, что улица, состоявшая из старых двухэтажных домов, совершенно безлюдна, я тихонько запела, вслушиваясь в знакомую мелодию. Слова лились сами, голос постепенно окреп, стал громче… Не беда, все равно никого нет, никто меня не слышит!

Я, уже не стесняясь, запела почти в полный голос, не забывая посматривать на номера домов.

— Девушка! — услышала я оклик откуда-то справа.

Моя безумная идея

Я резко замолчала. Ну вот, сейчас начнется. Нарушаю тишину, мешаю пожилым людям отдыхать, и откуда я вообще такая взялась, и кто меня воспитывал… Со вздохом повернув голову, я приготовилась выслушать порцию нравоучений. Из окна второго этажа высовывалась женщина лет тридцати пяти и, улыбаясь, смотрела на меня.

— Вы меня? — на всякий случай уточнила я.

— Да-да, вас, это же вы только что так здорово пели?

— Извините, — пробормотала я, делая шаг в сторону.

— Ну что вы! — воскликнула женщина. — Скажите, вы очень торопитесь? Я сейчас выйду — подождите меня, пожалуйста, не убегайте!

И она торопливо закрыла окно. Я пожала плечами, огляделась и села на лавочку под смешным детским грибком. Похоже, ругаться и скандалить незнакомка не собирается. Да что же ей тогда от меня надо?

Через пару минут из подъезда выбежала та самая женщина. Улыбнувшись, она быстро зашагала ко мне.

— Марина, — протянула она мне руку.

Я нерешительно пожала ее и ответила:

— Алина, очень приятно.

— Алиночка, вас сам Бог мне послал! — горячо заговорила Марина. — Понимаете, я работаю администратором в ресторане. В «Барселоне», знаете?

— Конечно, знаю! — вырвалось у меня.

«Барселона», надо же… Самый пафосный и дорогой ресторан в нашем городе, я слышала, что там бывают только очень богатые и крутые личности. Что могло понадобиться от меня администратору такого заведения?

Марина между тем, не замечая моего ошарашенного вида, продолжала:

— Дело в том, что в нашем ресторане всегда играли музыканты, мы старались подбирать самых талантливых, потому что посетители «Барселоны» уже привыкли: у нас можно не только вкусно поесть в приятной обстановке, но и послушать хорошую живую музыку. И вот уже третью неделю нам приходится обходиться без певицы: Дарья нас так подвела — бросила в самый неподходящий момент, просто принесла заявление и уехала! Прямо нож в сердце! Я с ног сбилась, разыскивая новую певицу. Все не то, все не то… И вдруг слышу, как вы поете! Алина… Можно на «ты»? Алина, ты где-то учишься, работаешь?

Оглушенная всем услышанным и натиском Марины, я только покачала головой. Не успела я открыть рот, чтобы что-то сказать, как Марина заговорила еще быстрее и громче:

— Отлично, отлично! А хочешь попробовать?

— Что? — замирая от счастливого предчувствия, едва выговорила я.

— Ну что — петь в «Барселоне», я же объясняю! — в голосе Марины зазвучало сдержанное раздражение, но она тут же улыбнулась: — Извини, я, наверное, слишком волнуюсь, поэтому непонятно объясняю. Нам очень нужна хорошая певица. Ты — без работы. Мне понравилось, как ты поешь, но, конечно, нужно еще прослушать вместе с музыкантами. Когда ты сможешь прийти?

— Сейчас! — вырвалось у меня, и я торопливо встала со скамейки.

Марина засмеялась:

— Мне нравится твоя решительность! Тогда поехали? Я только переоденусь, это пять минут. Скоро Марина усадила меня в роскошную белоснежную «Тойоту», сама села за руль, и мы поехали в «Барселону». По дороге она сделала пару звонков, как я поняла, музыкантам. Когда мы вошли в уютный полутемный зал, нас уже ждали.

— Павел, — протянул мне руку высокий блондин с гитарой.

— Борис, — улыбнулся из-за ударной установки кудрявый черноволосый парень.

— А я Женя, — серьезно сказал еще один парень. — Я руковожу группой и играю на басе. Ты Алина, да? Ну что, давай попробуем? А то у нас тут такая ситуация — просто кошмар, без певицы не выживем, так, что давай спасай хороших людей.

Забвение

Через пять минут я забыла обо всем на свете: о том, что у меня назначено четыре собеседования, что родители ждут не дождутся, когда их единственная дочка начнет работать бухгалтером, что дома меня, скорее всего, ожидает крупный скандал… Я пела. Не сдерживая голос, не оглядываясь виновато по сторонам, не думая ни о чем. Это было такое счастье: вслушиваться в музыку, идти за мелодией, которую выводили музыканты, ловить одобрительные взгляды Жени и восторженные — Марины… — Алина! — она подбежала ко мне и горячо обняла после очередной песни. — Ты — наша спасительница! С завтрашнего вечера… да нет, что я, с сегодняшнего! Начинаем работать вместе. Или… — ее глаза вдруг стали другими, растерянными и потухшими. — Или, может быть, ты не можешь? Соглашайся, Алина! Мы можем очень неплохо платить, ты не пожалеешь.

Я вздохнула, глаза мои наполнились слезами:

— Очень хочу… — я всхлипнула. — Только вот родители… Расплакавшись, я рассказала все Марине. Она внимательно выслушала меня, подумала минуту и решительно сказала:

— Я сама поговорю с твоими родителями. Прямо сегодня. Я знаю, что им сказать.

Я сомневалась, но все, же позвонила папе и предупредила, что у меня для них новость, хорошая, и что вечером я хочу с ними серьезно поговорить. В шесть часов Марина, как и обещала, позвонила в нашу дверь. Я познакомила ее с родителями, которые смотрели на незнакомую гостью с недоумением.

А она заговорила уверенно и решительно:

— Я старший администратор самого крупного в городе ресторана. Мы приглашаем вашу талантливую девочку на работу и гарантируем очень хорошую зарплату.

Потрясенная мама замахала руками:

— Да вы что! В ресторане? Петь в ресторане? Наша дочь — дипломированный бухгалтер!

— А мой брат — дипломированный юрист, — негромко проговорила Марина. — Дайте мне десять минут. Я хочу рассказать вам…

Иона рассказала, как ее брат мечтал стать ветеринаром, а отец заставил его поступить в юридический. Брат уступил, но после вручения диплома пошел работать в ветеринарную клинику, а потом получил второе образование.

— Сейчас он — самый участливый человек, которого я знаю, — спокойно закончила Марина. — Открыл свою ветклинику, отлично зарабатывает, и глаза светятся. И у вашей Алины глаза сияют, когда она поет. Да вы вообще хоть слышали, как поет ваша дочь?

Мама и папа почему-то молчали. То ли у Марины был какой-то дар убеждать, то ли я сидела с таким видом, что они не решались спорить.

Марина дотронулась до маминой руки и горячо сказала:

— Пожалуйста, приходите к нам в «Барселону» сегодня! Послушаете, как поет Алина, познакомитесь с ее новыми коллегами. Вот увидите — ваша дочь будет счастлива! И зарабатывать будет хорошо, я вам обещаю.

— Но как же… — пролепетала мама. — Диплом ведь получила…

— Да пусть лежит, пригодится когда-нибудь! — широко улыбнулась Марина.

С того вечера для меня началась новая жизнь — волшебная и счастливая. Каждый вечер я пела. Музыка наконец-то стала моей постоянно спутницей, я ведь так об этом мечтала! Ребята в группе оказались отличными, мы быстро подружились, а Марина, несмотря на разницу в возрасте, стала моей лучшей подругой. Она без устали беседовала с моими родителями, день за днем, пока окончательно не убедила их в правильности моего выбора. Несколько раз мама и папа побывали в нашем ресторане, и я видела, как мама вытирала глаза после особенно нежной и грустной песни… Кажется, они все поняли.