Мне сорок — ему тридцать пять, или все это глупости

Не мальчик, но муж! Я задумчиво вертела в руках мужской джемпер. Надеюсь, не ошиблась с размером и фасоном. У Олега скоро день рождения, и очень хочется, чтобы подарок ему понравился.

«Есть другие интересные модели, желаете посмотреть»? — перебила мои мысли продавщица. Я согласилась. Жаль, что Олег вторую неделю лежит дома с гриппом и не может померить этот джемпер — он обожает красивые и дорогие вещи. Мы долго не виделись, пока он был в отъезде, а теперь и вовсе общаемся только по телефону. Олег категорически запретил его навещать, чтобы я не заразилась.

Содержание:

Олег и грипп

«Что это темное на рукаве? Пятно?» — мысленно удивилась я и подошла ближе к окну-витрине, взглянуть при дневном свете. Нет, показалось, всего лишь немного примялся ворс. За стеклом на улице мое внимание привлекла пара. Мужчина уверенно взял под руку юную длинноногую девушку и распахнул пассажирскую дверь такси. Девушка поправила распущенные темно-каштановые волосы, засмеялась, что-то сказала и подставила губы для поцелуя. Потом грациозно нагнулась и села в машину. При этом мужчина так шлепнул «ее по попе, что не оставалось сомнений в их отношениях. Он захлопнул дверь и повернулся ко мне лицом. «Олег! Не может быть!» — подумала я и побежала к выходу. «Женщина, куда вы»? — всполошились продавцы. Действительно, куда? Сказать ему, что теперь знаю, от какого гриппа он страдает? Устроить на улице некрасивую сцену? Я сунула джемпер в руки, подоспевшей продавщицы и пошла к эскалатору — на втором этаже есть кафе, а мне сейчас очень нужно присесть и подумать.

Не мальчик, но муж

Успокоиться не получалось. Чтобы не сидеть просто так, заказала кофе, но пить не стала. Хотела позвонить Олегу, даже вытащила из сумочки телефон, но убрала назад — что я ему скажу? Не хватало еще опуститься до банальных упреков.

Из сумочки раздался звонок, и я торопливо достала телефон. Может, это Олег?

— Альчик-зайчик, — прощебетала подруга. — Бросай все дела, идем вечером в бар. Наша Маришка в растрепанных чувствах, рассталась с бой-френдом.

— Сама? — поинтересовалась я.

— Не совсем, — вздохнула подруга. — Точнее, совсем не сама. Придешь? Поможем Маришке залить горе вином.

«И мне заодно», — мысленно вздохнула я и согласилась. Это лучше, чем весь вечер метаться дома.

В бар приехала при полном параде, словно пытаясь доказать себе и окружающим, что в тридцать один выгляжу не хуже той длинноногой красотки.

— Цветешь! — одобрили мой вид подруги.

Пожаловаться на судьбу

Я выпила пару коктейлей и рассказала им сегодняшнюю историю.

— Все мужики — козлы! — вздохнула Мариша. — Правда, Алла? Она шмыгнула носом и закрыла лицо руками.

— Правда, только не плачь, — попросила я.

Не мальчик, но муж

Ребята за соседним столиком, совсем мальчишки, пригласили нас танцевать.

Хотела отказаться, но решила, что напиться и пожаловаться подружкам на судьбу еще успею.

Один из парней, Саша, не отходил от меня ни на шаг и смотрел с искренним восхищением. Приятно, когда за тобой ухаживают. В середине вечера мне вдруг все надоело, захотелось домой. Я вышла в фойе и присела на диван. Пожалуй, стоит вызвать такси. Рядом шумно плюхнулись две девчонки, по виду лет шестнадцати. Как они прошли фейс-контроль?

— Тетенька, не помешаем? — с усмешкой спросила одна из девчонок и достала из кармана сигареты.

— Нет, деточка, — в тон ответила я. — Располагайся, травись на здоровье.

Девчонка хотела ответить, но вдруг увидела что-то за моей спиной и напряглась. Она потянула вниз маечку, увеличивая и без того глубокое декольте, и закинула ногу на ногу с видом роковой женщины.

Я оглянулась: к нам шел Саша. «А он очень даже ничего», — вдруг подумала я.

Высокий, с атлетической фигурой и открытой улыбкой, Саша обратил на себя внимание не только моих соседок: все девушки провожали его оценивающими взглядами.

— Алла, я тебя потерял! — обрадовался он и протянул мне руку. — Пошли танцевать?

С удовольствием отметила, как вытянулись лица девчонок и томно ответила:

— Не хочется. Пожалуй, пора домой.

— Так рано? — удивился Саша. — Пойдем в зал, вся ночь впереди! Не сразу, но я позволила себя уговорить.

Саша

Два наших столика уже сдвинули вместе, и подруга учила компанию правильно пить текилу. Я, разумеется, присоединилась. Текила не тот напиток, который стоит употреблять после нескольких коктейлей, но сегодня меня это не волновало. Вечер слился в памяти в сплошное яркое пятно.

Помню, как мы с Сашей ехали в такси, и я пыталась прилечь и вытянуть гудящие ноги. Ноги не помещались, Саша обнимал меня и уговаривал потерпеть до дома. Помню, как он настойчиво спрашивал адрес, как смеялся таксист и, кажется, помогал Саше выгрузить меня из машины.

Утром я проснулась от дикой головной боли. С трудом оторвала голову от подушки, перевернулась и едва сдержала вскрик: рядом со мной вольготно раскинулся на простыне Саша. Я оглядела комнату и тяжело вздохнула: судя по разбросанной одежде, вчера я изображала нечто среднее между невинной девушкой и коварной соблазнительницей. Как иначе объяснить, что из одежды на мне — лишь застегнутая наглухо короткая кофточка от теплой пижамы, а торшер украшает бюстгальтер? Какой ужас!

— Доброе утро! — Саша притянул меня к себе и попытался поцеловать.

— Утро добрым не бывает, — буркнула я.

Высвободилась из его рук и юркнула в ванную. Долго плескалась, надеясь, что Саша догадается и уйдет. Он догадался.

— Алла, ты Ихтиандр? Жабры пересохли? Или хочешь, чтобы я ушел?

— Хочу.

Саша помолчал несколько секунд и неуверенно ответил:

— Ухожу.

Я выключила воду и дождалась, когда хлопнула входная дверь. День тянулся медленно и тоскливо. Пару раз порывалась позвонить Олегу, но одергивала себя. Что я скажу? Потребую объяснений? Он не звонит, значит, не думает обо мне. И я не буду. Выкину его из сердца, забуду все хорошее, что у нас было. Ничего, всегда сама справлялась с трудностями, и в этот раз тоже справлюсь. Я сильная и ни в ком не нуждаюсь. Одной намного лучше, и уж точно спокойнее. Вечером позвонил Саша. Кажется, вчера мы обменялись номерами.

— Я портмоне потерял, скорее всего, у тебя где-то выронил, посмотри, пожалуйста.

— Хорошо, жди. Перезвоню, — холодно ответила я.

Думает, что приглашу его к себе? Зря. Мне не нужны новые отношения. Ни новые, ни старые, никакие!

Поискала везде, даже в шкаф заглянула. Разумеется, портмоне нигде не было. Не могла я за весь день не заметить дома чужой кошелек.

Не мальчик, но муж

— Не нашла, — отчиталась я. — Может, в баре оставил?

— Нет, в такси точно в кармане был. Под кроватью смотрела или за креслом? Запросто мог выпасть.

Я заглянула под кровать: на полу лежал незнакомый кошелек из светло-коричневой кожи.

— Приходи, все-таки нашла, — вздохнула я.

Не удержалась и, мысленно ругая себя за неприличное любопытство, заглянула внутрь. Так, что мы имеем? Деньги — немного. Банковская карта. Водительские права. Молодец, Саша, все это, конечно, необходимо было взять с собой в ночной бар. Еще бы паспорт и ключи от квартиры и машины уложил сюда, чтобы потерять все оптом. Интересно, сколько кавалеру лет? Ого, двадцать шесть! А выглядит совсем мальчишкой.

Неожиданные объятия

В дверь позвонили.

Я открыла и протянула Саше портмоне. Он мне — белую розу на длинном стебле и нарядную коробку.

— Я по тебе соскучился! — радостно заявил Саша.

— А я — нет. И, кстати, торты не люблю.

— Это торт-мороженое, ты сама вчера говорила, что обожаешь пломбир.

Объясняя, Саша успел войти, поставить коробку на полочку и даже раскрыть:

— Смотри, твое любимое! Неожиданно он заключил меня в объятия и поцеловал.

Я обняла нахала одной рукой за талию, второй, за его спиной, зачерпнула из коробки холодную скользкую массу и сунула Саше за шиворот.

— Остынь, малыш!

— А-а-а! — закричал Саша.

Не растерялся, прижал меня крепче и потянулся к коробке. Через секунду пломбир таял на моей груди, а я изворачивалась как уж — пыталась засунуть Саше в джинсы фруктовый цветок-украшение.

Вскоре про торт забыли. Утром, провожая Сашу, я обнаружила в прихожей липкую белую лужу.

— Признайся, ты специально закинул портмоне под кровать? — вдруг догадалась я.

— Ага! — радостно согласился тот.

Мы стали встречаться.

Олег звонил несколько раз, но я, избегая неприятного разговора; коротко просила больше не беспокоить и вешала трубку. Новые отношения захватили меня целиком. Саша любил сюрпризы и частенько подкладывал мне в самые неожиданные места приятные подарки: миниатюрный флакончик духов в карман пальто, оригинальный футляр для мобильного телефона или симпатичный брелок для ключей — в обувь. Однажды спрятал под подушку плитку шоколада. Шоколад за ночь оказался подо мной, и утром я проснулась перепачканная сладкой коричневой массой. «Что за детский сад»! — деланно возмущалась я, позволяя облизывать свое плечо. Не пропадать же добру!

Разница в возрасте

Саша заметил, что меня смущает разница в возрасте, и начал отращивать усы и бороду. Усы действительно делали его немного старше, а бородка росла странного кустистого качества — местами густо, местами пусто. Мы посмеялись несколько дней и решили, что она лишняя.

Через полтора месяца я узнала, что беременна. Сходила к врачу и на УЗИ. Сомнений быть не могло — у меня в животе результат нашей бурной ночи после бара. Медленно шла домой из женской консультации и раздумывала, как жить дальше. Позвонил Олег.

— Аллочка, давай встретимся? Я понимаю, что виноват перед тобой, но нельзя рубить вот так, с плеча! У нас столько общего… Он говорил еще что-то, я невнимательно слушала, недоумевая, зачем вообще взяла трубку.

— Не молчи, дорогая. О чем ты задумалась?

— Я беременна.

Кажется, теперь задумался Олег. Через пару минут он спросил:

— Большой срок?

— Не очень.

— Все будет нормально, не переживай. Аборт можно сделать практически на любом сроке. Если надо, помогу финансово. Все-таки и я, некоторым образом, виноват…

— Аборт? — поразилась я. — Я не собираюсь делать аборт! И вообще, с чего ты взял, что это твой ребенок?

— Чей же еще? — поразился Олег.

— Милый, не льсти себе, — вдруг развеселилась я. — Поверь, в этом городе есть другие мужчины, способные делать детей!

Я отключила телефон. У меня вдруг появилось столько дел и забот, что некогда терять время на постороннего мужчину. Жизнь повернулась ко мне другой, красочной и неожиданной стороной. Я представляла себя мамой, радовалась и боялась одновременно. Саша, чувствуя мое настроение, настойчиво пытался выяснить, что происходит, но я не признавалась. Пожалуй, будет лучше, если он останется в неведении. Кроме существенной разницы в возрасте, есть много причин, по которым мы не сможем быть вместе.

Не мальчик, но муж

У нас разные интересы, у каждого своя компания. Зимой он собирается с друзьями в горы кататься на сноубордах, летом — в Карелию сплавляться на рафтах. У меня в школе физкультура всегда была самым ненавистным уроком, а девушки Сашиных приятелей слишком молоды, чтобы мне хотелось с ними общаться. Саша как большой ребенок — любит розыгрыши, шумные тусовки и развлечения. Какой из него отец и муж?

Вот только как расстаться, окончательно и навсегда?

Новые обязанности

«Сегодня, — наконец решилась я. — Сегодня все скажу». Саша сам начал неприятный разговор:

— Алла, что случилось? Я же вижу, ты меня избегаешь. У тебя кто-то есть?

— Да, — соврала я. — Нам надо расстаться. Пожалуйста, не приходи больше и не звони.

На его лице отразилось непонимание, потом боль и обида. Я отвернулась:

— Будь счастлив, Саша.

Он ушел. Долго возился в прихожей, я слышала, как там что-то упало.

Через минуту Саша, размахивая моим снимком УЗИ, вбежал в комнату:

— Алка, ты беременная?

— Что ты себе позволяешь! — возмутилась я.

Снимок лежал в сумочке и никак не мог выпасть случайно.

— Я тебе чулки купил, — Саша протянул глянцевую упаковку. На упаковке красивая девушка демонстрировала ножку в ажурном чулке.

— Что мне их теперь, самому носить? Хотел в сумку спрятать, а она упала.

Он схватил меня и закружил по комнате:

— Не говори ничего, — шептал Саша, целуя меня. — Я все понял. Я умный, правда?

Я расхохоталась. Кажется, у меня есть шанс заполучить сразу двоих детей: большого и маленького.

— Завтра же переезжаешь ко мне, — продолжал Саша. — Или я к тебе, выбирай.

— Нет, — я отрицательно мотнула головой и отстранилась. — Я все решила. Мы расстанемся. У тебя своя жизнь, у меня своя, между нами нет ничего общего. Саша нежно провел рукой по моему животу:

— Да? А это?

Хотела сказать, что это — мой малыш, только мой и ничей больше, но Саша, кажется, не собирался слушать.

— Думаешь, я пацан и умею только разыгрывать и смешить? Между прочим, тебе без меня не обойтись! Скоро ты даже сапоги сама надеть не сможешь!

Я предоставила себя с огромным, как переспелый арбуз, животом и тяжело вздохнула.

— Потом будешь хотеть то кислого, то соленого, то плакать, то шоколадку! А потом родишь, и у тебя начнется послеродовая депрессия. Однако какие глубокие познания! Не ожидала.

— У тебя есть дети?

— У меня есть годовалый племянник. Сестра замужем за моряком, что ей было одной в Мурманске делать? Жила у меня несколько месяцев.

Саша устроился на диване, посадил меня на колени и, баюкая, как маленькую, продолжал уговаривать:
— Я люблю тебя, Алла. Поверь мне хотя бы раз и перестань считать мальчишкой, уверяю: муж, и отец из меня получится хороший, есть смысл попробовать.

— Хорошо, — отозвалась я. — Давай попробуем. Один раз.

— Один раз и навсегда.

Я уткнулась лицом в его шею и вдохнула знакомый запах. Пожалуй, больше не хочу быть сильной и независимой. В двадцать шесть лет Саша больше мужчина, чем многие солидные господа из моих бывших кавалеров. Чего, собственно, я боюсь? Что состарюсь раньше, ведь, когда мне исполнится сорок, Саше будет только тридцать пять? Гаденьких ухмылок и намеков, мол, окрутила мальчишку, лучше бы ты его усыновила — прав больше, обязанности те же? Новых для меня семейных отношений и обязанностей? Глупости! Я люблю его, он меня, значит, все у нас будет отлично! У нас и у нашего ребенка, которого мы уже любим и ждем.