У меня не могло быть своих детей

Я не могла иметь детей! Еще, будучи маленькой девочкой, я занималась детьми своей тетки, а позже, в подростковом возрасте, малышами соседей. Я их просто обожала. Сразу после университета устроилась воспитателем в детский сад, и мне даже в голову не приходило, что можно заниматься чем-то другим. К сожалению, у меня не могло быть своих детей. Я долго лечилась. Прошла множество дорогостоящих процедур, приняла огромное количество различных медицинских препаратов.

Содержание:

Мои переживания

Пережила три неудачные процедуры ЭКО. Мой муж Игорь долго меня поддерживал. В минуты отчаяния объяснял, что нужно любить друг друга, а ребенок — не самое важное в жизни… Так было, пока от него не забеременела коллега по работе. Тогда он заявил, что больше всего на свете мечтает о сыне и полноценной семье. И ушел. Я не стала его удерживать: ребенок не должен воспитываться без отца. Мы тихо и быстро развелись, и после этого я сдалась. Даже не искала новых отношений.

Я не могла иметь детей

Днем я была занята в детском саду, но вечера оставались свободными, и в это время я чувствовала себя одинокой и брошенной. Поэтому вскоре решила устроиться волонтером в дом ребенка, где могла проводить все свое свободное время с малышами. Узнав об этом, моя сестра покачала головой.

— Не понимаю, зачем ты все это делаешь… — сказала она однажды.

— Потому что люблю работать с детьми, — спокойно ответила я Лене.

— Ты сама себя накручиваешь. На детях свет клином не сошелся! Может, попробовала бы сделать что-нибудь для себя? Сходила бы куда-нибудь, повеселилась.

— Отстань от меня, хорошо? — разнервничалась я. — Не хочу больше говорить на эту тему. Займись лучше собой.

Чужой ребенок

Лена была другой. Она встречалась с парнем, но пока не собиралась выходить замуж. Что касается детей, она всегда смеялась и говорила, что самые лучшие — чужие. И знаете, в отношении меня она оказалась права, потому что скоро я всем сердцем полюбила как раз «чужого ребенка».

Машенька ходила в детсадовскую группу, где я была воспитателем. У нее были красивые светлые волосы и голубые глазки. По сравнению с другими пятилетними детишками она была очень самостоятельной. Убирала игрушки без напоминания, иногда за другими ребятами, сама кушала. Даже во время одевания ей нужна была помощь только в шнуровании ботинок. Как только она появилась в нашей группе, сразу же заняла важное место в моем сердце.

— Какая ты умница! — хвалила я девочку, когда она собирала разбросанный мальчишками конструктор. — Ты не должна за ними убирать, они могут и сами это сделать.

— Я только помогаю, — отвечала малышка. — Папочке я тоже иногда помогаю.

Спустя неделю этот папочка опоздал забрать дочь из сада. Все уже ушли домой, а Машенька все выглядывала через окно. Когда через час никто так и не появился, я позвонила по номеру, указанному отцом. И услышала, что вызываемый абонент временно недоступен.

— Наверное, у папы что-то случилось на работе и он не смог приехать, — спокойно сказала Маша.

Она совсем не казалась испуганной, и я подумала, что такое случается, возможно, не в первый раз.

— Он не берет трубку, — сказала я скорее себе, чем ребенку.

— Может, телефон разрядился, — предположила Машенька.

— А мама? — спросила я. — Давай позвоним маме.

Девочка пожала плечами.

— Мама с нами не живет, — ответила она, а затем с легким беспокойством в голосе уточнила: — Что вы будете со мной делать?

— Подождем еще немного, может, папа скоро приедет, — вздохнула я.

— Конечно, приедет, — кивнула Маша и занялась рисованием.

Знакомство

Через десять минут к садику подъехал внедорожник, из которого выскочил молодой симпатичный мужчина. Я никогда раньше не видела Машиного отца, но легко было догадаться, что это он.

— Здравствуйте, прошу прощения, я никак не успеваю, — воскликнул он, почти вбегая в комнату. — День какой-то слишком короткий. Маша, бежим!

— Постарайтесь все-таки больше не опаздывать, — сухо произнесла я.

— Конечно! Еще раз извините меня, — с готовностью пообещал он. — Понимаете, я один воспитываю дочь, вот и получается иногда…

— Понимаю, но девочка не должна так долго ждать.

Мужчина внимательно посмотрел на меня. Наверняка ему было неприятно, что его поучают.

— Попробую найти няню, которая смогла бы забирать ее из сада. Сейчас у меня совсем плохо со временем. Мы только что переехали… Кстати, вы задержались из-за нас, мы можем подвезти вас домой, — вдруг предложил он.

— Спасибо, не нужно. Речь не обо мне, а о вашей дочери.

Знакомство

Привязанность

С каждым днем я все больше привязывалась к Машеньке, и она ко мне тоже. Она дарила мне рисунки, делилась впечатлениями от того, как они с папой проводили выходные.

— В выходные ты только с папой? — как-то спросила я ее, хотя понимала, что не должна.

— Да, — серьезно кивнула девочка. Бабушка живет далеко.

Случайная встреча с Машиным отцом в продовольственном магазине в моем районе не стала для меня неожиданностью. Я успела узнать из Машиных документов, что они живут в соседнем доме. Он оказался весьма симпатичным, этот занятой папа. Совсем молодой — младше меня на пять лет: ему всего двадцать шесть. И уже сам воспитывал дочь… И руководил строительной компанией — неудивительно, что у него не было времени. А мама Маши была лишена родительских прав. Неделю спустя он снова опоздал. Подруга, с которой мы тогда вместе дежурили, разозлилась.

— Это уже далеко не в первый раз! Надоело. Неужели он думает, что у нас нет своих дел и собственной жизни?! Маша молча, смотрела на нас.

— Перестань, — шикнула я на подругу. — Ребенок…

— И что из того? Пусть слушает! Пусть знает, что отец пренебрегает ею!

— Прекрати! — резко осекла я коллегу. — Иди домой, я сама справлюсь.

Я снова позвонила молодому отцу, с тем же результатом.

— Машенька, — обратилась к девочке. — Мы оставим папе сообщение, и я заберу тебя к себе, согласна? Малышка энергично закивала головой.

Я записала сообщение на автоответчик, и мы поехали домой. Машин папа перезвонил через час. Когда он приехал за дочкой, мы ели блины с вареньем на кухне.

— Папочка! — Маша бросилась в объятия к отцу. — Тетя Катя испекла блины! Такие же вкусные, как и у бабушки!

Мужчина в дверях казался растерянным. Он поставил ребенка на пол и почесал нос.

— Я не знаю, что сказать, как извиняться и благодарить. Наверное, я все же не справляюсь. Скорее всего, придется отвезти ребенка к родителям.

— Нет! — крикнула Маша.

Я рассмеялась:

— Может, угоститесь блинами?

— Не хочу доставлять вам хлопот, — смутился он.

— Все в порядке. Садитесь и ешьте. А потом мы поговорим, у меня есть предложение. И давайте перейдем на «ты». Катя, — я протянула ему руку.

— Миша, — он подал свою.

Мы съели блины, выпили кофе. Я предложила Михаилу, что сама буду забирать Машу из сада.

— Мы будем вместе возвращаться, потом она посидит у меня до вечера или до того времени, когда ты за ней приедешь.

— Я не могу доставлять тебе такие проблемы. У тебя своя жизнь, свои дела.

Я грустно улыбнулась.

— Моя жизнь — эти дети и сад, — призналась ему. — Никаких проблем, скорее мне будет приятно…

Новая жизнь

Новая жизнь

С того времени с работы я возвращалась с Машей. Старалась всегда приготовить что-нибудь вкусное на ужин. Потом мы рисовали или играли. Я все больше привязывалась к девочке. А однажды вечером ко мне неожиданно заглянула сестра. Она застыла в дверях, при виде разложенных на столе карандашей, бумаги и Маши, которая старательно рисовала принцессу.

— А это кто? — удивилась Лена.

— Маша. Я присматриваю за ней.

— Знаешь, сестренка, у тебя явно поехала крыша! — простонала она. — Мало тебе детей в детском саду? И дома тоже…

— Успокойся, — прервала я ее. Трудно было предугадать, что она еще может сказать. Я не хотела, чтобы Маша услышала что-то не то, а девочка уже перестала рисовать и внимательно смотрела на нас.

— Не выдумывай, Лена. Это дочь моего знакомого, иногда я занимаюсь ею. Папа скоро должен вернуться с работы, правда, Маша?

— Тетя, а ты умеешь рисовать рыцарей? — спросила Маша. — Нарисуешь мне? Потому что тетя Катя не умеет.

Лена минуту молча, смотрела на нас, а потом откашлялась и вдруг присела за стол.

— Давай карандаши, — сказала она. — Посмотрим, что из этого получится.

Когда час спустя Миша приехал за дочерью, Маша с моей сестрой изрисовали стопку бумаги.

— Ну-ну, сестричка, почему же ты не похвасталась, что у тебя такой симпатичный друг? — покачала головой Лена, когда мы остались одни.

— Никакой он не друг, обычный знакомый, — отмахнулась я.

— Не темни, — Лена хитро улыбнулась. — Я видела, как он на тебя смотрел.

— Он младше меня.

— Какое это имеет значение?

— У него дочь, — добавила я.

— Для тебя, по-моему, это как раз хорошо! — рассмеялась она. — Меня больше интересует, есть ли у него жена?

— Не знаю. Но он с ней точно не живет.

— Ох, сестренка, сестренка, — вздохнула Лена. — Давно должна была узнать. Сделай это!

Прошли две недели. Я не прислушалась к советам сестры и не выпытывала у Миши подробности его личной жизни. Не решалась, да и он постоянно спешил. Иногда съедал что-то, практически стоя. Забегал за малышкой и почти сразу убегал, постоянно извиняясь за причиненные неудобства. Он даже попытался заплатить за помощь, но я не взяла денег. Я полюбила девочку и охотно проводила с ней время.

Секрет

Однажды, когда мы возвращались из сада, малышка была странно возбуждена. Я чувствовала, что она хочет что-то сказать, но не решается. С самого утра она не могла усидеть на месте.

Только вечером, после ужина, прижалась ко мне и заговорила:

— Я открою тебе секрет, но ты пообещай, что не скажешь папе.

— У тебя не должно быть секретов от папы, — я боялась что-либо обещать ребенку.

— Но он сам тебе скажет, ты только не говори, что уже знаешь, — объяснила Маша.

— Хорошо, — согласилась я.

— Поехали вместе с нами погулять на озеро, пожалуйста! — выпалила она.

— Но, Машенька… — я немного растерялась.

— Тетя Катя, папа очень хочет, чтобы ты с нами поехала! Соглашайся, пожалуйста.

— Когда вы едете?

— В воскресенье. Мы часто куда-нибудь ездим в выходные. Папа говорит, что и так много работает, хотя бы в субботу и воскресенье хочет быть только моим папой.

— Может быть, вы бы хотели побыть вдвоем… — начала я.

— Нет, мы хотим с тобой! — твердо заявила она.

И вечером, когда Миша предложил совместную поездку, я сразу же согласилась. Машка скакала от радости и все повторяла:

— Я говорила, что она согласится, говорила, что согласится…

Романтика

После того воскресенья наши отношения изменились. Миша рассказал мне свою историю.

Ему было 22 года, когда родилась Маша. С мамой девочки они вместе учились в университете.

— Она даже не была моей девушкой, мы иногда встречались — так, без обязательств, — вздохнул он. — Я тогда был немного легкомысленный… — он запнулся. — Когда Инна забеременела, она была в отчаянии. Не хотела ребенка, не хотела замуж. С трудом мне удалось убедить ее сохранить малышку. Когда Инна родила, она сразу же отказалась от родительских прав и уехала. До трех лет Машу воспитывала моя мама, теперь мы стараемся управиться вдвоем.

— Не боишься, что Инна когда-нибудь захочет вернуть ребенка? Он пожал плечами.

— Никогда не думал об этом, Маша моя, и я никому ее не отдам.

Рассказать о себе я была не готова, да и Миша не задавал вопросов. После этой поездки он перестал постоянно торопиться. Когда приезжал за дочкой, часто оставался на ужин, иногда мы даже вместе ходили на прогулку. Первый раз он поцеловал меня совсем по-дружески, пожелав спокойно ночи, а я покраснела, как подросток. На следующий день, когда мы вышли из детского сада, Маша спросила:

— Тетя Катя, а вам нравится мой папа?

— Нравится, — честно ответила я. — А почему ты спрашиваешь?

— А если бы вы поженились, я могла бы называть тебя мамой?

Я опешила. Знала, что девочка ко мне привязалась, но не думала, что до такой степени.

— Знаешь, дорогая, — начала я медленно, — я слишком стара для твоего папы.

— Никакая ты не старая, — горячо заспорила Маша. — А папе ты очень нравишься!

Несколько дней спустя Миша отвез малышку к своим родителям, которые соскучились по внучке. Но мы встретились. И… оказались в одной постели.

Утром я чувствовала себя, мягко говоря, не в своей тарелке. Приготовила завтрак и за столом начала разговор:

— Миша, забудь о том, что случилось.

Он с удивлением посмотрел на меня.

— Почему?

— Как я могу заботиться о Маше, имея интрижку с ее отцом?

— Я думал, что… между нами могло быть что-то большее, чем только интрижка.

— Но я на пять лет старше тебя! — в конце концов, сообщила я.

Он рассмеялся.

— Какое это имеет значение, глупышка? Для меня никакого. Давай попробуем. Я, кажется, влюбился в тебя.

— Но только пока не будем говорить Маше, — вздохнула я.

Но уже через месяц мы все рассказали Маше. Малышка слушала серьезно, а затем спросила:

— Вы теперь поженитесь, и я буду называть тебя «мама»?

— Иди сюда, — я обняла ребенка. — Я люблю тебя, малышка, и твоего папу люблю. А все остальное — неважно…

Мы встречаемся с Мишей уже полгода, сначала осени живем в его квартире. Моя пустует, но я подумываю сдать ее. Я долго боялась, что у нас ничего не получится. Прежде чем к нему переехать, я призналась, что у меня не может быть детей. Даже не могу передать, как я боялась его реакции.

— Жаль, — прошептал он. — Мне бы хотелось иметь от тебя ребенка. Но если не получится, у нас уже есть дочка.

В тот же вечер я разрешила Маше называть меня мамой. Я, наверное, была счастливее, чем она. А две недели назад любимый сделал мне предложение, и я ответила «да».