Последняя жертва маньяка стала роковая

Последняя жертва. В тот судьбоносный день я явился на работу в скверном расположении духа. Мне достался от деда в наследство ветхий дом в провинции, который столичному жителю с квартирой был совершенно не нужен. Из-за этого неожиданно свалившегося на голову подарка судьбы пришлось идти к начальнику и вымаливать отпуск. Интуиция подсказывала, что разговор будет весьма неприятным. После того как во время задержания банды торговцев наркотиками я сломал челюсть племяннику депутата, руководившему этим притоном, инстинкт самосохранения шептал на ухо, что на глаза шефу в ближайшие недели лучше не попадаться.

Содержание:

Мистический отпуск

Собравшись с духом, я вошел в кабинет полковника Тараканова, которого сотрудники считали законченным психом. Все недовольство за свои семейные неурядицы и карьерные неудачи он вымещал на нас. Многочисленные тараканы в голове у нашего шефа плодились так активно, что под пули и в бандитские притоны его несчастные подчиненные ходили гораздо смелее и с большим удовольствием, чем к нему в кабинет.

— Игорь, входи! На ловца и зверь бежит! — сказал полковник. — Командировочка нарисовалась. Подальше от глаз начальства. Самое время. Пусть оно остынет после твоих подвигов. В поселке Большие Дубки появился серийный убийца, дело запутанное, как ты любишь…

Не заикнувшись об отпуске, я пулей вылетел за дверь. По какому-то почти мистическому стечению обстоятельств в командировочных документах стояло название моего родного городка, в котором предстояло оформлять совершенно не нужное наследство. А уж если в жизни случаются мистические совпадения, то жди беды. Городок со смешным названием Большие Дубки, в котором я появился на свет, был пристанищем неудачников. Капризная фортуна навсегда повернулась к местным жителям спиной.

Наверное, именно поэтому я покинул его в свое время, и теперь не собирался возвращаться даже с учетом полученного наследства.

Последняя жертва

Последняя жертва

Как только я сошел с поезда, начался противный моросящий дождь. Ко мне подошла девочка с распущенными волосами и в грязном платье.

— Верни статуэтку жрецу, не дай ему принести тринадцатую жертву!

— Жалобно сказал ребенок. Пожалев маленькую нищенку, я хотел дать ей мелкие монеты, но она, растворившись в стене вокзала, исчезла, а мелочь рассыпалась по перрону.

«Галлюцинации, что ли? В притоне меня по башке убедительно приложили…» — подумал я. В этот момент появился местный опер.

— Игорь, привет! Рады видеть столичного сыщика в наших краях! — сказал он, протягивая мне руку.

— Вы не встречали здесь девочку, просящую милостыню? — спросил я коллегу.

Но он только пожал плечами.

Городок обещал тайны и сюрпризы. Первая неприятная неожиданность ожидала в местном отделении полиции.

— Надеюсь, что ваш опыт поможет нам поймать этого гада! Ведь серийный убийца появился в нашем городе впервые, до этого бывали только кражи и пьяные драки! — сказал мне майор, протягивая материалы дела.

Просматривая эту пухлую папку с фотографиями трупов, я неожиданно увидел снимок ребенка, которого встретил на вокзале.

Бедная малышка стала последней жертвой маньяка! «Что же это такое? Может, я сошел с ума или переутомился?» — уныло думал, всматриваясь в фотографию несчастной девочки. Изучая досье, я узнал, что девочка была дочерью от первого брака моего друга Андрея, археолога. По спине пробежал неприятный холодок. Пожалуй, дело будет самым интересным и сложным в моей жизни.

Погибших абсолютно ничего не связывало — ни пол, ни возраст, ни профессия, а у маньяков, как говорится, вкусы строгие. Этот загадочный серийный убийца жестоко расправлялся как с детьми и подростками, так и с людьми среднего возраста.

У него был характерный и необычный почерк. Душегуб перерезал горло своим несчастным жертвам скифским кинжалом с полукруглым лезвием.

За время работы в полиции я повидал множество ножевых ранений и мог легко определить, каким ножом нанесли смертельное увечье жертве.

Последняя жертва

Курган Чертова могила

А этот кинжал узнал бы из тысячи. Просто не мог не узнать. Мой покойный дед называл его подарком Чертовой могилы. Эта история началась, когда я был семнадцатилетним подростком. Хотя местные жители считали курган Чертова могила проклятым местом из-за того, что по ночам там наблюдали странное голубоватое свечение, мой дед, преподававший в то время историю в местной школе, все же решился на раскопки. Захоронение, которое мы с ним обнаружили, действительно поражало богатством. Скелет скифского жреца с сохранившимися остатками одежды был буквально увешен золотыми украшениями. Их забрал столичный музей. Нам же в качестве сувениров остались глиняная статуэтка женщины и этот серебряный скифский кинжал. Дед их попросту припрятал от комиссии. На свою беду, как показало время…

В поведении старика начались странные изменения: он стал замкнутым, раздражительным, а однажды ночью без каких-либо объяснений попытался меня зарезать. Я был сильным парнем, сумел отобрать у него нож и вызвать скорую из психушки.

— Я жрец могучей богини Табити! Моя великая богиня требует твоей крови! — орал бедняга, когда его увозили санитары. После того как мой дедуля попал в больницу, кинжал исчез из нашего дома. Да я его и не искал. В то время очень тяжело переживал такую внезапную болезнь единственного родного для меня человека. Я ушел в армию, потом уехал учиться в Москву, а дед остаток своих дней провел в психушке. В минуту просветления завещал мне дом. А найденный им кинжал стал орудием в руках маньяка…

Тринадцатая жертва

Вдруг в отделении полиции ворвалась обезумевшая от горя мать и бухнулась перед дежурным на колени. Из сбивчивых объяснений мы поняли, что во время прогулки по парку на женщину напал неизвестный, ударил по голове, выхватил ее ребенка из коляски и сбежал. Потерпевшей вызвали «Скорую помощь». По тревоге был немедленно поднят наряд полиции, но собака след похитителя не взяла. Вместе с местными полицейскими я обшарил все злачные места в этом треклятом городишке. Весь день мы гоняли и допрашивали нищих, наркоманов и освободившихся уголовников, но поиск не дал результата. Уставший и голодный я вернулся в завещанный мне дедом дом. Догадывался, что похищение ребенка связано как-то с убийствами в городе.

«Скорее всего, малышка станет тринадцатой жертвой! Но как вычислить маньяка?!» — думал я, рассматривая затянутую паутиной глиняную статуэтку древней богини, стоявшую на столике. Главная трудность в расследовании серийных убийств возникает от того, что мотивы маньяка могут быть такими невероятными, что просто не укладываются в логику нормального человека.

— Этот бедный ребенок как будто сквозь землю провалился! — бормотал я себе под нос, меряя шагами комнату.

— Именно сквозь землю! — сказал мой друг Андрей, неожиданно появившись на пороге.

Его визита я никак не ожидал, хотя и мысль, как друг вошел в дом, мне в голову тоже не пришла. Думал, он где-то на раскопках. Мы обнялись. Тело Андрюхи было твердым и холодным, как лед.

— Я пришел, чтобы помочь тебе покарать убийцу моей дочери! Бери оружие, глиняную статуэтку богини Табити и идем со мной, маньяка нужно остановить! — пояснил Андрей.

Я взял пистолет и поплелся за ним. В нашем детстве он всегда верховодил.

— Раскопав пятнадцать лет назад скифский курган, вы потревожили дух жреца древней богини. Он вселился в твоего деда. Поэтому тот хотел тебя зарезать. После его смерти душа скифского жреца перешла в тело местного врача «Скорой помощи». Он уже с успехом принес двенадцать жертв и если сумеет принести тринадцатую, черный цикл будет завершен — дух возродится и останется в этом мире навсегда! — рассказывал друг, наблюдая за моей реакцией. — И тогда на землю придут такие беды, что и представить трудно!

— Андрюша, дружище, ты, конечно, тяжело переживаешь, смерть дочери, но пойми меня: как полицейский я не могу поверить в подобную чушь! Может быть, маньяк воображает себя скифским жрецом? — возразил я.

— Думай, как тебе удобно! Самое! главное — его остановить! Мы с тобой идем к кургану Чертова могила! Там есть замаскированный вход в подземное святилище! Именно в нем убийца, одержимый духом жреца, должен принести древним богам последнюю, тринадцатую, жертву и завершить темный круг! — пожал плечами Андрей.

В ту минуту мне показалось, что друг похож на покойника: его лицо стало бледным и безжизненным, белесые глаза ничего не выражали, рот ввалился.

— Вот вход в святилище! — он указал рукой на тяжелый камень у подножия кургана.

С трудом отодвинув валун, я увидел под ним начало подземелья.

— Ступай с богом! Спаси младенца! — Андрюха протянул мне статуэтку.

Я пошел первым в подземный ход, а он… мне показалось, что мой друг растаял в воздухе. «Чертовщина какая-то!» — подумал и пополз вперед по длинному темному подземному коридору, решив позднее разобраться, куда это парень исчез. Медлить было нельзя!

Задыхаясь от невыносимого запаха гнили и сырости, в кромешной тьме я лез на четвереньках около получаса и наконец, увидел светлое пятно, услышал ритуальное песнопение на непонятном языке и плач ребенка.

Последняя жертва

Статуэтка богини Табити

Когда подполз поближе, мне открылась страшная картина далекого прошлого. Под курганом находилась небольшая полукруглая пещера, освещаемая настенными факелами. Там на каменном алтаре, разрываясь от плача, лежала похищенная девочка. Вокруг нее, бормоча какие-то заклинания, двигалась зловещая фигура в меховом плаще и островерхой шапке. Когда убийца занес нож над плачущим младенцем, я выстрелил и попал душегубу в голову. Моя пуля сразила маньяка наповал.

Я схватил ребенка на руки, разбил глиняную статуэтку богини Табити о стену и пополз по подземному ходу назад. Святилище начало рушиться. С малышкой на руках я сумел выбраться из подземного хода до того, как его полностью завалило. Держа на руках плачущего ребенка, я увидел над головой звездное небо.

«В такую прекрасную ночь и умереть не жалко!» — подумал и потерял сознание… Очнувшись в больнице, я обнаружил возле своей кровати улыбающегося полковника Тараканова. «Все, сейчас начнет ругаться!» — подумалось мне.

— Молодец, Игорек, ты настоящий герой! Документы на твое награждение ушли наверх! — улыбаясь, сообщил мой буйный шеф.

— Со мной был археолог Андрей Кобылин, это его надо наградить!

— Ну, ты даешь, старик, видимо, сильно ударился головой! У меня после контузии тоже бывали видения! Твой друг погиб в автокатастрофе три дня назад! — удивленно сказал полковник.

— А маньяк? — спросил я.

— Ты его застрелил! Благодаря тебе тринадцатая жертва оказалась ему не по зубам!

И я, закоренелый материалист, решил, что выйдя из больницы, схожу в церковь и закажу молебен по душе погибшего друга.