Любовная мистика вблизи склонов сказочных Карпат

Любовник из моих сновЛюбовник из моих снов. Нравится? — спросила тетя Наташа, открывая передо мною дверь в мансарду. Стены и потолок просторной комнаты были обшиты янтарным деревом и источали смолистый запах сосны. Я отдернула занавеску, и от охватившего меня восторга задохнулась. Сколько хватало глаз, везде были склоны сказочных Карпат: вблизи — пологие и изумрудно-зеленые, вдали — голубые вершины, почти сливавшиеся по цвету с небом.

Содержание:

Вдохновение

Распахнув резную оконную раму, вдохнула полной грудью:

— Какой здесь воздух необыкновенный…

— Обычный воздух. Просто чистый. Здесь все чистое — и воздух, и земля, и вода.

— А кто во-о-он в том теремке живет? — махнула в сторону бревенчатого домика, казавшимся игрушечным на фоне могучих сосен.

— Дед Мирон с внуком Романом. Рома у нас на ферме конюхом работает, а Мирон — мольфар.

— Мольфар? Что это?

— Гуцульский экстрасенс, — улыбнулась тетка. — Колдун, знахарь и травник-лекарь в одном лице. Послышалось конское ржание.

— А можно мне лошадок посмотреть? — спросила я.

— Конечно. Но сначала — обед.

Свадьба

Младшая мамина сестра овдовела, когда ей еще не было и тридцати. Десять лет жила одна, а в прошлом году поехала по делам фирмы в Киев и там случайно познакомилась с мужчиной, который тоже приехал в столицу Украины по рабочим делам.

Между ними вспыхнула такая любовь, что тетя бросила работу, оставила квартиру и переехала к любимому в Ивано-Франковскую область. Через месяц они поженились, обвенчались и стали уже вдвоем лошадей разводить. Сразу же после свадьбы тетя начала активно приглашать меня провести у них летние каникулы. Так уж вышло, что я никогда раньше не бывала в Карпатах, поэтому без колебаний приняла предложение.

Поездка в Карпаты

— А можно я покатаюсь на этой красавице? — спросила, с восхищением глядя на белоснежную, без единого пятнышка, лошадь.

— Это не красавица, а красавец. Жеребец, — пояснил Степан, муж тети Наташи. — Зовут Эльф, а характер — как у тролля. С ним только Роман справляется. А тебе для прогулок больше подойдет вот эта трехлетка — он подвел меня к гнедой лошади. — Ее зовут Разана, что в переводе с арабского означает «смирная». Хорошая девочка, очень спокойная — даже детей на нее сажать не страшно. Ромась! — крикнул он. — Неси седло и упряжь!

Знакомство с первой любовью

Внук мольфара был кареглазым, загорелым, белозубым.

«Ему бы еще широкополую шляпу и кольт за поясом — был бы вылитый ковбой!» — подумала я. Рома помог мне сесть в седло и, взяв кобылу под уздцы, поводил ее по кругу в загоне. Так что первая конная прогулка меня не впечатлила. Зато впечатлил конюх. Во всяком случае, когда, ложась спать, произносила традиционное «На новом месте приснись жених невесте», — мысленно представляла улыбчивое лицо Ромы. Но в ту ночь мне приснился не он, а совсем другой мужчина. Тоже молодой, с длинными светлыми волосами, бледным, но миловидным лицом и голубыми глазами — такими светлыми, что казались почти прозрачными. Одет парень был странно — в старомодный плащ (такую одежду носили во времена Пушкина). На голове — черный цилиндр.

Любовник из моих снов

Странный сон

Сон был коротким — незнакомец поцеловал мне руку, затем сообщил, что очень хочет пить, и поинтересовался, не приглашу ли я его в дом, чтобы он мог утолить жажду. Ответить не успела, потому что проснулась.

…После завтрака я в сопровождении Романа поехала кататься. Разана слушалась малейшего движения поводьев. Мы долго ехали шагом по лесным тропам.

— Рома, а это правда, что твой дед — колдун? — спросила я парня.

— Правда, — кивнул парень.

— А что он умеет?

— Все. Прошлое видит и будущее. Язык животных понимает, с мертвыми может разговаривать. Болезни заговаривать умеет — раньше к нему со всей области люди ездили, а сейчас уже никого не принимает. Захотелось глянуть на мольфара.

— А ты меня с ним познакомишь?

— Почему бы и нет? Можем на обратном пути к нам заехать.

Знакомство с колдуном

Дед Мирон был и вправду очень старый — лет девяносто, не меньше. Одетый, несмотря на жару, в гуцульский кептар, он сидел на крыльце и читал газету. Увидев нас, неожиданно легко поднялся и стал говорить. Говорил торопливой скороговоркой, на смеси западно-украинского диалекта и румынского языка. Я из его монолога почти ничего не поняла. Только глупо поулыбалась в ответ, покивала, и. попрощавшись, заторопилась домой.

— Дед сказал, чтобы вы на ночь дом и конюшню на запоры закрывали и чужаков к себе не пускали, — перевел Рома, когда мы немного отъехали от их дома.

— Почему?

— Говорит, нечисть по лесам разгулялась.

Я не придала совету старого колдуна значения, и, как позже оказалось, зря. Очень зря… Последующие дни я отсыпалась, загорала на берегу быстрой речушки, каталась с Ромой (когда у того было время) на лошадях. Отдых нравился мне все больше.

Так прошла неделя. Степан уехал куда-то покупать жеребца, у жены старшего конюха Виктора начались роды, и тетя Наташа повезла их на своем джипе в райцентр. На ферме остались только мы с Романом. У того забот было выше крыше, поэтому я украдкой (чтобы Ромчику потом не попало за то, что отпустил меня в «самоволку») оседлала свою любимицу и вывела из конюшни. Только выехав за пределы участка, обратила внимание, что Разана ведет себя не так, как обычно, — нервно прядет ушами, часто вздрагивает, плохо слушается команд, а ее рыжая шерсть лоснится от пота. Хотела повернуть обратно, но не повернула. И спустя несколько минут поплатилась за легкомыслие — как только мы въехали в лес, кобыла понесла. Я не удержалась в седле и свалилась на землю.

Человек из сна

— Не ушиблись? — послышался за спиной мужской голос. — Разрешите, я помогу вам подняться. Обернувшись, я вскрикнула от испуга и неожиданности. Передо мной стоял тот самый парень из моего сна. Одет он был так же странно — в цилиндр и старинный плащ.

Я поднялась и снова вскрикнула, на этот раз от боли в щиколотке.

— Где вы живете? — поинтересовался незнакомец.

— Вон в том большом доме…

— Обопритесь на мою руку, я помогу вам дойти.

Идти с незнакомцем чуть ли не в обнимку и молчать было глупо, поэтому я завела «светскую» беседу, задав идиотский вопрос:

— А почему на вас маскарадный костюм?

— Каждый развлекается, как хочет. Вы любите конные прогулки, я — наряжаться в одежду той эпохи. Кстати, меня зовут Герман.

— А меня — Анастасия, Настя… Просто попрощаться у крыльца с человеком, который мне так помог, было неприлично. Хотелось хоть как-то его отблагодарить.

— Может, выпьете чаю? — спросила я вежливого незнакомца.

— С большим удовольствием, — ответил Герман.

Мы пили чай и вели разговор ни о чем. Меня немного смущал пристальный взгляд гостя. После чаепития странный парень откланялся и ушел. Как только я закрыла за ним дверь, позвонила тетя Наташа и сказала, что они с Виктором останутся в роддоме ждать, пока Оксана не родит.

Страх

Я посмотрела телевизор, поужинала в одиночестве и легла спать. Проснулась оттого, что чья-то рука гладила меня по шее. В свете полной луны увидела бледное лицо со светлыми, почти бесцветными глазами. Меня охватил такой ужас, что не могла даже пошевелиться. Герман нагнулся, словно хотел поцеловать меня, растянул губы в победной улыбке. Блеснули острые волчьи клыки…

— А-а-а!!! — завопила я. — На помощь! Спасите!!!

Оттолкнув страшного гостя, вскочила с кровати, выскочила из мансарды и помчалась вниз. Выбежав из дома, понеслась, не разбирая дороги и… налетела на Романа.

— Что случилось? — встревожено спросил он. — Ты так кричала… И вся дрожишь…

Я объяснила, что меня напугало.

— Схожу, посмотрю… А ты жди здесь, — только теперь я увидела в руках конюха охотничье ружье. Он вернулась минут через десять:

— В доме никого. Только вот это наверху нашел… — Роман показал мне цилиндр.

— Видишь, значит, мне все это не приснилось! Значит, он действительно ко мне приходил…

— Пойдем-ка к нам, — Рома обнял меня за плечи. — Там ты будешь в безопасности.

Разоблачение вампира

Мольфар Мирон внимательно слушал, изредка кивая седой головой.

Потом заговорил на той же смеси незнакомых мне диалектов и языков. Рома выступал в качестве переводчика.

— Дедушка говорит, что к тебе наведался альп — это такая разновидность вампиров, живущих в Альпах.

— Но здесь не Альпы, а Карпаты, — возразила я.

— Может, заблудился, а может, ему все равно, в каких горах прятаться.

Альп предпочитает пить кровь ребенка или молодой девушки. Попасть в дом жертвы может лишь в том случае, если она хоть раз его сама пригласила… Если же в дом пробраться не получается, альп нападает на лошадей. Лошадиной крови он не пьет, но мучает их всю ночь так, что животное может взбеситься или даже умереть.

— Он мучил Разану, поэтому она сбросила меня на землю, — сказала я еле слышно. — А потом я сама пригласила его в дом. Я упала с лошади, и он мне помог… Это значит… значит… Он рано или поздно доберется до меня… — не договорив, зарыдала, как будто мне в шею уже вонзились клыки вампира.

— Альпа невозможно убить, но можно обезвредить. Вот эта шляпа, — мольфар кивнул на цилиндр, — его магический амулет. Сказав это, старик вышел во двор, принес несколько поленьев (судя по цвету коры, это была осина), разжег костер.

Счастье первой любви

Кинув в пламя цилиндр, произнес длинное заклинание. Когда огонь догорел, дед Мирон сказал:

— Все, девочка, живи спокойно. Он тебя больше не потревожит. До конца каникул нечисть ко мне больше не являлась, но спокойно жить не получилось.

Какое уж тут спокойствие, когда к тебе приходит первая любовь…